"Їжак" из группы "TaRuta": Я не верю в эти голосования на Нацотборе Евровидения

ТaRuta – очень показательная украинская этно-рок группа и не только потому, что когда они играют живьем, под сценой бесятся и колбасятся все, независимо от национальности, а на радио и ТВ их не брали девять лет

"Їжак" из группы "TaRuta": Я не верю в э…

TaRuta имеет четкую гражданскую позицию и про свои общественные дела они могут рассказать не меньше, чем про музыку и песни.

Лидер группы "Їжак", он же Евгений Романенко, четыре года назад, в эти дни, вместе с Евгением Нищуком был голосом Майдана. Выступал, пел, делал объявления и координировал группы. Когда началась война и активисты с майдана пошли на фронт, украинские музыканты создали Музыкальный батальон и начали ездить к ним на передовую с концертами. Ездит и "Їжак". А еще организовывает фестивали, участвует в спектаклях, ведет просветительскую деятельность.

В общем, есть ему о чем рассказать. Но сначала вопрос от тех, кто недавно или только что увидел название группы:

- "Їжак", вы к Сергею Таруте имеете какое-то отношение?

- Когда мы в 2007 году называли группу, мы вообще о нем ничего не знали. А потом Олег Скрипка говорит: "классное у вас название".

Это был 2008 год, мы неплохо себя презентовали на "Країні мрій", Олег проникся нашим творчеством, пригласил открыть большую сцену. Ну и говорит: "Классное название у вас". Я говорю: "Ну да, фольклорное". Он отвечает: "Сергей Тарута – я вас с ним познакомлю. Это спонсор первых трех "Країн мрій".

- Трудно поверить, что это не совпадение...

- Название придумывал мой кум. Мы с ним вместе работали в "Парке автомобильного периода" (Евгений работал автожурналистом, - ред), имели уже репертуар, демозаписи, а названия для группы не было. Он мне предложил TaRuta – это та самая рута, которую надо искать с девушкой на Купала в кустах.

- Так а что Тарута, вы с ним в итоге познакомились?

- Нет. Все как-то не пересечемся

О ДЕЖУРСТВЕ НА МАЙДАНЕ И САПОГАХ, КОТОРЫЕ СПАСЛИ ОТ РАНЕНИЯ

- Четыре года назад в эти дни вы работали на сцене Майдана. Вы же не ушли и 18-20 февраля?

- Я был ведущим Майдана. Группа TaRuta выступала 19 января, когда началась "груша". После этого мы с Нищуком решили, что больше никакой развлекаловки на Майдане, только а капелла, барды и кобзари.

18 февраля мы пришли вместе: TaRuta, OT VINTA!, KOZAK SYSTEM после записи программы к 200-летию Шевченко на Майдан. Женя (Нищук, ред) сразу вытащил меня на сцену. Он там весь день до этого кричал "Беркут, остановитесь, здесь люди!". Я его на сцене сменил и в первую ночь мы пели Гимн с различными музыкантами.

- И еще вы направляли со сцены отступления и атаки

- Мы стояли сверху, нам лучше было все видно. Плюс ребята с "передка" у стелы нам смски писали, что надо объявить. Например, надо огнетушители. Я со сцены объявляю. К утру у нас за сценой все уже было забито огнетушителями.

- Вы же понимаете что это какое-то чудо, что вас там не подстрелили?

- А меня подстрелили. Из помпового ружья резиновая пуля долетела, попала в ногу, ее аж в сторону отбросило. Но у меня были альпинистские сапоги, и пуля от них отскочила. Хорошо, что это резиновая пуля была

- А по вашему мнению, кто тогда стрелял? Кем были те снайперы?

- Не знаю. Те майдановцы, с которыми я общался, имеют каждый свои догадки. Кто-то называет их "третья сторона". Я думаю, что пока в Украине живут люди, которые это заказывали и организовывали, мы об этом не узнаем.

- С какими чувствами теперь гуляете теперь там?

- Я там стараюсь не гулять

- Вы выступили на открытии бара "Каратель" на Майдане. Многие тогда возмущались тем, что там открыли бар, мол - это танцы на костях...

- Этот бар открыли нормальные люди, майдановцы. Сначала у них был небольшой барчик, в который сходились активисты Майдана. Когда-то помещение в Профсоюзах сдавалось в аренду, никто там ничего не запрещал делать. Кстати, они и у меня спрашивали, как я отношусь к тому, что там будет бар "Каратель". В моем восприятии - это совершенно нормальная штука, потому что должно быть нечто такое в этом городе.

Сейчас там ремонт, 1 марта открывают профсоюзы. Так что, устроим теперь митинг, чтобы не открывали вообще дом Профсоюзов, потому что там люди сгорели? Жизнь должна продолжаться, в любом случае.

О МУЗБАТЕ И КОНЦЕРТАХ НА ПЕРЕДОВОЙ

- Что такое "Музыкальный батальон"?

- Это общественный союз, в который входят кроме TaRuta "Гайдамаки", "Тень солнца", "Красота", "Камышовый кот", певицы Эйра и Эка. Мы занимаемся популяризацией украинской песни и современной музыки в обрусевших регионах Украины. Началось это с концертов для атовцев в 2014 году, но мы увидели, что поддерживать военных – недостаточно. Без работы с местным населением мы там будем воевать еще долго, поэтому мы начали делать концерты для местного населения. Эдакая мягкая украинизация.

В Одесской области, в Измаиле, проводим фестиваль "Дунайская сечь". В 2014 году, после оккупации Крыма и Донбасса, начались движения в сторону создания "Бессарабской народной республики". У нас есть друзья бизнесмены, которые сказали, что надо принимать какие-то меры, потому что потом будет поздно, и они помогли нам со средствами.

Фестивалем его изначально нельзя было назвать, это был скорее концерт нескольких украинских патриотических групп, но уже на четвертый год у нас была огромная сцена и получился международный песенный фестиваль. Здоровенный!

- Как можно с помощью песен украинизировать кого-то? Ну, послушают, возможно даже на память выучат, но ведь человек не станет патриотом после этого...

- Мы людям показываем, что украинская культура не заканчивается атласными шароварами и бабушками в пластиковых веночках. Что есть действительно модная, современная украиноязычная песня. Украинский язык обязателен для всех групп, участвующих в фестивале.

- Местная администрация не вставляла вам палки в колеса? Учитывая вышеуказанные измаильские политические предпочтения

- Регулярно, в предыдущие три года. Но когда они в прошлом году увидели, что это может быть на международном уровне и едут туристы из-за рубежа, отношение поменялось. Сейчас договариваемся с мэром, чтобы затраты на организацию делить 50/50, потому что до сих пор мы все делаем за счет ГО "Музбат". На самом деле "Музбат" - это киевские бизнесмены, которые объединили музыкантов. Ранее музыканты ездили с волонтерами, если свободные места в автобусе были, а теперь мы сами регулярно приезжаем в АТО.

Карта поездок "Музыкального батальона" в зону АТО

- То есть, вы периодически устраиваете гастроли на передовой, или вас приглашают в конкретный батальон?

- Идет запрос от военных. Для примера: звонит мне командир 2 батальона 95 бригады Паша "Медведь" и говорит: "Їжак", надо приехать с концертом, ребятам немножко поднять боевой дух. Я на совещании Музбату сообщаю, что нас вызывают и начинаем думать, как это сделать, где найти под это средства.

Кстати, впервые с 2014 года государство нам перед Новым годом выделило немножко денег на проведение таких концертов.

- Бывало такое, что вам обстрелы мешали выступать?

- Бывало. Утром приехали в Красногоровку выставлять аппаратуру, и тут начинает что-то стучать. Военные говорят: если так близко, это, значит, наши отстреливаются. Потом на концерте были только атовцы, почти без местных, а потом мы узнали, что ночью был обстрел и местные еще сидели в подвалах и боялись выйти.

Выступали под донецким аэропортом в штабе 93-й бригады, откуда в январе 2015 они танками поперли в Донецк, чтобы отвлечь внимание и забрать ребят с терминала.

КАК ФОЛЬКЛОРНОМУ КОЛЛЕКТИВУ ПОПАСТЬ НА РАДИО

- Вы как-то говорили, что надоело выступать перед жующей публикой. Еще выступаете?

- Иногда в Европе приходится. В Украине - посмотрим. У нас 15 марта сольный концерт, но там очень прикольно, что люди под сценой набиваются и ты уже не видишь тех, кто ест. Хочется конечно выступать в концерт-холлах, но это надо оплачивать.

И на большие фестивали, если тебя не показывают по М1 - тебя уже не пригласят. Первый вопрос организаторов – сколько на вас человек придет? Все хотят отбить потраченные средства, поэтому большинство классных фестивалей не заботятся о том, чтобы показать новые имена.

- Печальная судьба каждого музыканта, который еще не раскрутился – искать деньги на свое творчество и зарабатывать где-то, чтобы заниматься музыкой

- Мы уже зарабатываем музыкой.

- Как быстро вы на это вышли? Вот вам десять лет...

- На восьмом году мы смогли позволить себе отказаться от всех других работ. Басист у нас в магазине работал, занимался распространением дисков, барабанщик – на телевидении, инженером по свету, я тоже на телевидении. Все где-то подрабатывали, и сейчас наконец-то смогли сказать этому "нет". Но наши музыканты: ударник и девушка, которая играет на флейте, все равно преподают в музыкальных школах.

- Языковые квоты помогли вам в попадании на ротацию?

- Нам - нет. Нам помог профессиональный подход – на 9-м году группы мы додумались обратиться к специалистам. Сейчас мы сотрудничаем с командой, которая производит продукт именно формата радио. Они понимают, какие песни берут на радио, берут твою песню и подстраивают под формат радио.

Фольклор не берут на радио, вообще. Сейчас мы делаем три варианта каждой песни: альбомный, и два радио-варианта.

- Не бывает такого ощущения, что приходится заниматься конъюнктурой?

- Нет, мы сознательно пришли к нашего саунд-продюсеру Роману Кальмуку и сказали, что у нас есть куча материала, но он нафиг никому не нужен. Давайте что-то делать.

В любом случае музыкальной группе нужен хит. Но он не сразу появляется, это путь проб и ошибок.

- И еще может оказаться так, что он вам не присущ. Немало музыкантов ненавидят свои самые популярные песни

- "Натали! Я купил тебе на кладбище земли..." Меня наш бывший басист затащил на концерт Лепса, сказал, что это российский Джо Кокер и я видел, как он ненавидит эту песню, но по контракту вынужден ее исполнять

- Вы "Шаг за шагом" еще не ненавидите?

- Нет. Это очень старая песня, я с ней и еще двумя песнями в 2003 году стал лауреатом "Червоной руты". А сейчас продюсер ее увидел и сказал: чуваки, это хит! Надо делать!

- Это он этот феерический танец придумал?

- Н-е-ет, танец – это отдельная тема! Наш ударник Тарас Козак подрабатывал во времена студенчества в своей родной Теребовле, крутил дискотеки, и это у них было самое модное движение. Он показал, как у него в деревне пацаны танцевали, причем на куплете надо было двигаться сдержанно, а когда начинался припев, они колбасились.

- Вы имеете звание заслуженного артиста. Что это для вас значит?

- У нас же в группе все профессиональные музыканты, один я - филолог, и они меня постоянно этим упрекали, мол, ты вообще молчи, музыкальной грамоты не знаешь. А теперь я говорю: так, кто здесь заслуженный артист Украины?

- А еще что?

- А ничего. Просто (пожимает плечами).

А, это еще пропуск в Верховную Раду – для депутатов и министров это означает, что приходит не просто человек с улицы просить на фестиваль, а заслуженный человек (смеется). Или еще - в Полтаве атовцы, с которыми мы делаем фестиваль адаптации военных ("Соберемся, род", - ред) меня записали в оргкомитет специально из-за этого звания, чтобы всем рот затыкать. Мол, а у нас заслуженный организует.

О ЕВРОВИДЕНИИ И ГАЛИЧЕ

- Вы из Полтавы, в свое время не тусовались в юности с вашим тезкой Галичем?

- Тусовался, у нас даже совместные акустические концерты были - по библиотекам. Куча вина, гитары и по очереди поем. Полтавская тусовка была инертна, таких молодых, как я и Галич, старшие сначала вообще никуда не пускали.

Мы пытались как-то расти, но не было конкуренции. В результате и мы, и O. Torvald свалили в Киев, а остальные крутые пацаны, на которых мы равнялись, остались. Они до сих пор играют, но каждый чем-то другим зарабатывает себе на жизнь. Кто-то стал бизнесменом, кто-то хирургом, кто-то по ресторанам играет шансон.

- Вы не думали в Нацотборе Евровидения принять участие?

- И когда-то даже один раз были, нас Руслана Писанка тогда так попустила...

- Не думаете попробовать еще?

- Думаем, но под Евровидение нужно шоу. Я почему-то раньше считал, что это вокальный конкурс, а песня – это второстепенное.

- По вашему мнению, почему O. Torvald получили столько баллов на Евровидении? Чего ему не хватило?

- Актуальности. Изюминки не было. Такой музыки валом везде.

- Но почему же его выбрали

- Ой, я не верю в те голосования! Есть несколько людей, которые все решают по неизвестным нам соображениям. Но прошлогодний отбор показал главное – в нашей стране высококачественной музыки очень много. Нет менеджмента, который бы все это продавал.

- Какая у группы TaRuta сверхцель?

- Грэмми. В номинации World Music. Сверхцель должна быть большая. Грэмми еще никто не получал из украинских музыкантов, но у ДахаБраха есть шансы.

ОТ АЛЬПИНИСТА ДО ПЕВЦА

- Кем вы были до того, как стали музыкантом?

- Все в группе кроме меня – профессиональные музыканты. Я – филолог. Вообще у меня законченное образование – техникум, младший специалист по обслуживанию бытовых электросетей. Это был конец 90-ых, не вступив в наш полтавский пед, я за 10 месяцев получил специальность и возможность зарабатывать деньги. Я из небогатой семьи.

Занимался промышленным альпинизмом, работа была интересная: мы реставрировали фасады старинных зданий, церквей, пошли нормальные деньги. И вуз, в который я вступил, я бросил. Но это не мешало мне работать журналистом в известных проектах.

- А почему "Їжак"?

- Я занимался дзюдо, и в 3 классе перед соревнованиями мы всей секцией подстриглись почти под ноль. И так как я в своем классе был с такой прической один, сразу нашелся тот, кто сказал "Ёжик Чернобыльский". Потом я подумал: чего обижаться, лучше я это сделаю своей фишкой. Даже хотел сделать татуировку "Ёж", а затем на последний звонок в 11 классе я принял судьбоносное решение, что я перехожу на украинский язык. Это Полтава, там говорили на полтавском суржике, и чтобы показывать себя интеллигентом надо было "говорить на чистам русскам языке"

- Вы уже тогда были циничной бандерой?

- Я был бандерой всегда на самом деле, меня так воспитывали. Я постоянно слышал дома, что Сталин и Ленин – это сатана.

- Как вы определялись с репертуаром?

- TaRuta с самого начала был этно-рок коллективом. У меня были свои авторские песни, моя нынешняя уже жена Алена (они познакомились в "Гуртоправцах" - ред.) имела много материала, собранного в экспедициях. Она - этномузыколог, исследователь украинского песенного фольклора.

- Это она на вас так повлияла?

- На меня так повлиял Тарас Компаниченко, это он меня затянул в "Гуртоправцы". На мой день рождения "Гуртоправцы" пришли ко мне в гости, и там родилась идея сделать наш коллектив.

Больше новостей о событиях в мире читайте на Depo.Страна Укропов

Следите за новостями в Телеграм

Подписывайтесь на нашу страницу Facebook