Как украинцы будут спасать Азию и Африку от токсинов

Украинский стартапер Андрей Карпюк попал в ТОП-100 молодых инноваторов Центральной и Восточной Европы

Как украинцы будут спасать Азию и Африку…

Его проект BIOsens имеет глобальную цель – помочь человечеству защититься от убийственных токсинов.

"Я хочу дать людям уверенность, что они производят и потребляют безопасную пищу", - отмечает Андрей в своем профиле в Facebook.

28-летний предприниматель работает над разработкой прибора BIOsens, который за 10 минут обнаруживает микотоксины в продуктах. При контакте с токсинами диагностические полоски реагируют определенным образом, а результат теста транслируется на смартфон.

Новинка еще на стадии разработки, но у стартапа уже потенциальные клиенты. Аграриям тестер поможет избежать заражения больших партий зерна, а потребителям – гарантировать себе и близким безопасное питание.

Ведь микотоксины (продукты жизнедеятельности плесневых грибов) медики считают очень вредными для человека. В частности, утверждают, что эти вещества провоцируют широкий спектр болезней – от проблем с суставами до воспаления почек и онкологии.

Depo.ua поговорил с господином Карпюком о старте проекта, особенностях работы прибора и особенностях развития таких проектов в западных странах.

- Biosens – ваш дебютный проект, или вы уже пробовали себя в бизнесе? Расскажите про первый опыт в предпринимательстве.

- Первый опыт у меня появился в девятом классе, когда я учился в военном лицее. Я писал рефераты: один себе, еще десять – одноклассникам, по пять гривен за экземпляр. В десятом классе купил триммер. Поскольку курсанты должны быть коротко стрижены, я предлагал всем стрижку за две гривны. В парикмахерской же, кажется, брали по семь. Всем было выгодно (улыбается).

А уже в аспирантуре у меня появилась компания по электромонтажу: руководил двумя бригадами.

- Как наемный работник вообще не работали?

- И такой опыт у меня есть. На втором курсе университета работал техником на полставки, зарабатывал 500 грн в месяц. Потом - лаборантом на кафедре... Но всегда хотелось организовать что-то свое, реализовывать новые проекты, объединять вокруг себя единомышленников.

- Как пришли к идее выявления микотоксинов?

- В аспирантуре я работал с разными типами биосенсоров для экспресс-диагностики микотоксинов в продуктах питания. Эти знания и стали основой стартапа.

Сама идея такого тестирования не нова. В этом направлении работает большое количество научных институтов. Наша компания бросила своего рода вызов, начав воплощать идею в жизнь на международном рынке.

- Кто ваша основная аудитория?

- В краткосрочной перспективе это агрокомпании. Мы не заменим международные лаборатории, которые проводят анализы и выдают сертификат, с которым можно продавать продукцию. Но наше устройство – дополнительная опция, которая уменьшает риски заражения продукции.

Вот в период сбора урожая аграрий скупает зерно у фермеров и ссыпает в элеватор. Если одна партия будет заражена – испортится весь запас. Вывода же лаборатории надо ждать не один день. BIOsens позволит получить результат мгновенно.

- То есть на обычного потребителя не ориентируетесь?

- Когда технология оптимизируется и подешевеет, будем выходить и на конечного потребителя. Как именно будет выглядеть сотрудничество, еще не знаем. Скорее всего, аппарат будем продавать по себестоимости, а человек будет платить за тестовые полоски.

Но это в долгосрочной перспективе – через три-пять лет. Пока это не очень выгодно, ведь ориентировочная цена устройства - $500, а одна полоска стоит $10. Трудно представить, что человек покупает ее, чтобы протестировать кило гречки. А вот фуру зерна – почему бы и нет.

- Одна полоска покажет наличие всех микотоксинов?

- Нет, для каждого токсина нужна отдельная полоска, и сейчас мы работаем над тем, чтобы оптимизировать их использование. Так, наиболее опасных микотоксинов около десяти, и законодательство европейских стран обязывает производителей проверять продукты на их наличие. Поэтому мы планируем выпускать картриджи с набором таких полосок. Например, человеку, который торгует кукурузой предлагать набор для определения токсинов, которые могут быть в кукурузном зерне.

- А обычный человек сможет провести анализ самостоятельно? Для этого не надо особых манипуляций?

- Это как раз один из вопросов, над которыми мы ломаем голову - как сделать процедуру простой. В идеале хотим, чтобы клиент мог взять мерную ложечку, засыпать зерно в устройство, нажать две кнопки. После этого выделится капелька, которую можно нанести на тест-полоску и провести непосредственный анализ. Но это в процессе разработки.

ПРОБЛЕМА С МИКОТОКСИНАМИ КРАЙНЕ ГЛОБАЛЬНА

- Как начали реализовывать проект?

- Приняли участие в агрохакатоне на базе офиса Microsoft. Его проводила ассоциация AgTech Ukraine под руководством Юрия Петрука. Приехали командой из трех человек, а там нашли четвертого. После этого попали на акселерацию (процесс ускоренного развития стартапа – ред.) в IoT hub, после акселерации получили инвестиции, которые позволили нам исследовать рынок.

Принимали участие в различных выставках – как в Украине, так и за ее пределами. Параллельно работали над созданием прототипов. За прошлый год мы побывали в США – в Вашингтоне, Нью-Йорке, Техасе, Сан-Франциско. В Сан-Франциско был стартап-баттл, где мы заняли первое место. А еще нас отобрали в Kickstart-акселератор в Швейцарии, мы были там три месяца, где улучшили умения по менеджменту, маркетингу, тим-билдингу и получили потенциальных клиентов. То есть за прошедший год мы сформировали сильную команду единомышленников, а в последующие полгода полностью отойдем от участия в выставках и пиар-активностях и переключимся на разработку продукта.

- Раньше вы говорили, что ищете инвестора. Как успехи сейчас?

- У нас есть несколько интересных предложений, которые мы рассматриваем, но мы открыты для всех.

- Планируете ли делать ставку на украинский рынок?

- Если говорить о глобальной стратегии, то украинский рынок – 5% того рынка, на который мы планируем выйти. У нас международная компания, а проблема с микотоксинами очень глобальна – сильнее всего страдают страны Африки и Азии.

- Если хлеб полежал несколько дней и покрылся плесенью, в нем есть микотоксины?

- Возможно, но не обязательно. Развитию плесени могли способствовать условия хранения. Если хлеб хранится в полиэтиленовом пакете, внутри повышается влажность, и это как раз отличный климат для развития грибков. Из простых рекомендаций – не есть хлеб, который пролежал больше двух дней.

- Находили ли токсины в имеющихся на рынке продуктах?

- Даже если бы нашли, мы бы не сказали, потому что мы - не сертифицированная лаборатория. Но мы на стадии разработки и работаем с чистыми токсинами, поэтому с конечным продуктом анализы еще не проводили.

НА ЗАПАДЕ НАУКА И БИЗНЕС ОЧЕНЬ БЛИЗКИ

- Что оказалось самым трудным в работе над проектом?

- Самый трудный этап – формирование команды единомышленников, которые готовы работать бесплатно. Потому что когда у тебя есть стартап, ты можешь выделить на него незначительные финансовые ресурсы, но обеспечить команду полноценной зарплатой проблематично.

Основным челенджем для меня было найти людей, которые действительно хотят что-то сделать не только ради денег. Финансовая мотивация у здорового человека быть должна, но я искал тех людей, которые готовы рискнуть и поработать на перспективу.

Честно говоря, из четырех людей, с которыми мы были на хакатоне, осталось два человека – я и Александр Гудзь, который отвечает за IT-часть. Двое отсеялись через полгода. Ведь идея покорить мир – это классно, но если нет ощутимых результатов за короткий период, люди просто демотивуються и уходят.

- Да, люди, которые увлекаются и продолжают гореть без значительных поощрений – какая-то мечта стартапера...

- Здесь я очень благодарен своему опыту. В университете я был председателем студенческой организации и меня постоянно спрашивали: "Андрюха, зачем тебе это? Ты же убиваешь кучу времени, а никаких плюшек это не приносит". Но тогда мне было просто в кайф это делать, и только сейчас я наконец знаю ответ на их вопрос. В студенческом активе я сформировал команду единомышленников – у меня были заместители по научной, культ-массовой, спортивной деятельности, в целом около 10 студентов. Таким образом получил важный навык – как организовать идейных людей без финансового ресурса.

- Где, собственно, искали единомышленников?

- С Екатериной Зверевой познакомились на выставке, с Андреем Плужником – на тренингах Британского Совета, где мы три дня работали над навыками по написанию грантовых заявок, и один из тренеров решил присоединиться к нашей команде. С Татьяной Яценко познакомились еще во время выполнения исследований диссертационной работы, а Элина Юрченко написала в Facebook с вопросом, чем мы могли бы быть полезны друг другу.

- Вы много путешествовали, были на большом количестве иностранных мероприятий. Что вас удивило и вдохновило в международном опыте?

- Меня поразило, что наука с бизнесом там очень близки. В одном из университетов говорил с профессором, у которого Индекс Гирша (показатель уровня цитируемости работ ученого – ред.) – 46, у нас же, в Украине, самый большой, кажется, 43. Так вот, у него есть фирмы, которые реализуют его идеи. Часть разработок он отдает аспирантам просто так. Главная цель профессора – чтобы задумки реализовались.

У нас же бизнес отдельно, наука – отдельно, и они не работают в одном направлении. А хорошо было бы, например, перенять европейский опыт. Там стартапер приходит к государству с проектом, в котором надо сделать сначала научную работу, а потом маркетинг и коммерциализацию. И вот, государство говорит: "Ладно, я могу проплатить половину стоимости проекта", но деньги дает направлению университета, который занимается научными исследованиями. Другую половину суммы для макретингових целей дает стартапер. Так государство финансирует учебно-научные институты, этим самым создает рабочие места. Институты довольны тем, что заняты наукой, да еще и за деньги. Стартап получает разработку для ее реализации и платит государству налоги. В итоге в выигрыше все.

Больше новостей о событиях в мире читайте на Depo.Страна Укропов

Следите за новостями в Телеграм

Подписывайтесь на нашу страницу Facebook